Preview

Андрология и генитальная хирургия

Расширенный поиск

ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ АНДРОГЕННАЯ ТЕРАПИЯ ПОСЛЕ РАДИКАЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

https://doi.org/10.17650/2070-9781-2018-19-1-46-50

Полный текст:

Аннотация

Введение. Вопрос о безопасности и эффективности применения гормональной терапии андрогенного дефицита после успешного лечения рака предстательной железы (РПЖ) остается открытым, несмотря на наличие данных об отсутствии корреляции между уровнем эндогенного тестостерона и риском развития РПЖ или даже о снижении риска при заместительной терапии тестостероном (ЗТТ).

Цель исследования – предварительная оценка возможности использования ЗТТ у мужчин с синдромом андрогенной недостаточности после радикального лечения РПЖ – брахитерапии и радикальной простатэктомии (РПЭ).

Материалы и методы. На базах ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России обследовано 12 мужчин в возрасте от 50 до 65 лет с локализованным РПЖ (Т1-2N0M0) в анамнезе и симптомами андрогенного дефицита: 5 пациентов после брахитерапии (все с Т1сN0M0G ) и 7 после РПЭ (1 с Т2aN0M0G , 6 с Т1сN0M0G ). Всем пациентам назначена ЗТТ в трансдермальной форме (в виде 1 % геля) в течение 15 мес.

До и после ЗТТ определен уровень общего тестостерона крови, простатспецифического антигена; проведены оценка эректильной дисфункции по IIEF (International Index оf Erectile Function – международный индекс эректильной функции) и андрогенного дефицита по AMS (Aging Males’ Symptoms Scale – шкала оценки симптомов старения мужчин), трансректальное ультразвуковое исследование, мультиспиральная компьютерная и магнитно-резонансная томография и остеосцинтиграфия. Клинические данные не обрабатывались статистическими методами по причине недостаточности числа наблюдений. Приводится фактическое среднее значение показателей. В дальнейшем планируется накопление достаточного числа случаев для статистического анализа и проверки эффективности и безопасности исследуемой терапии.

Результаты. После ЗТТ средний уровень общего тестостерона крови повысился по сравнению с исходным у пациентов, перенесших брахитерапию, с 3,4 до 18,4 нмоль/л, у пациентов, перенесших РПЭ, – с 2,7 до 15,3 нмоль/л; содержание простатспецифического антигена уменьшилось соответственно с 2,1 до 1,7 нг/мл и с 1,9 до 1,3 нг/мл. Оценка по AMS после ЗТТ снизилась по сравнению с исходной у пациентов, перенесших брахитерапию, с 43 до 20 баллов, у пациентов, перенесших РПЭ, – с 47 до 23 баллов, что свидетельствовало об изменении степени андрогенного дефицита от выраженной до слабой; оценка по IIEF повысилась соответственно с 10 до 19 баллов и с 8 до 17 баллов, что отразило изменение степени эректильной дисфункции от тяжелой до легкой. По данным контрольного трансректального ультразвукового исследования, мультиспиральной компьютерной и магнитно-резонансной томографии и остеосцинтиграфии не выявлено прогрессирования и рецидива опухолевого процесса.

Выводы. У пациентов с синдромом андрогенной недостаточности после радикального лечения РПЖ возможно проведение ЗТТ, поскольку она ассоциирована с улучшением эректильной функции и уменьшением андрогенного дефицита и не приводит к рецидивам опухоли.

Об авторах

Т. Х. Назаров
ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России
Россия

Тоирхон Хакназарович Назаров 

191015 Санкт-Петербург, ул. Кирочная, 41



И. В. Рычков
ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России
Россия
191015 Санкт-Петербург, ул. Кирочная, 41


Список литературы

1. Morales A., Black A.M., Emerson L.E. Testosterone administration to men with testosterone deficiency syndrome after external beam radiotherapy for localized prostate cancer: preliminary observations. BJU Int 2009;103(1):62–4. DOI: 10.1111/ j.1464-410X.2008.07882.x. PMID: 18671790.

2. Tubaro A. Testosterone and prostate cancer. Eur Urol 2007;51(2):293–5. DOI: 10.1016/j.eururo.2006.08.048. PMID: 17034931.

3. Новиков А.И., Назаров Т.Х. Заместительная андрогенная терапия после радикального лечения рака предстательной железы. В сб.: XII съезд Российского общества урологов: материалы. М., 2012. С. 341.

4. Nazarov T., Magidov S., Ahmedov M. Androgen deficiency and formation kidney stone in men. 2nd Meeting of the EAU Section of Urolithiasis. Copenhagen, 2013. Pp. 59.

5. Parsons J.K., Carter H.B., Platz E.A. et al. Serum testosterone and the risk of prostate cancer: potential implications for testosterone therapy. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2005;14(9): 2257–60. DOI: 10.1158/1055-9965.EPI-04-0715. PMID: 16172240.

6. Stattin P., Lumme S., Tenkanen L. et al. High levels of circulating testosterone are not associated with increased prostate cancer risk: a pooled prospective study. Int J Cancer 2004;108(3):418–24. DOI: 10.1002/ijc.11572. PMID: 14648709.

7. Severi G., Morris H.A., MacInnis R.J. et al. Circulating steroid hormones and the risk of prostate cancer. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2006;15(1): 86–91. DOI: 10.1158/1055-9965.EPI-05-0633. PMID: 16434592.

8. Imamoto T., Suzuki H., Fukasawa S. et al. Pretreatment serum testosterone level as a predictive factor of pathological stage in localized prostate cancer patients treated with radical prostatectomy. Eur Urol 2005;47(3):308–12. DOI: 10.1016/j.eururo.2004.11.003. PMID: 15716191.

9. Isom-Batz G., Bianco F.J., Kattan M.W. et al. Testosterone as a predictor of pathological stage in clinically localized prostate cancer. J Urol 2005;173(6): 1935–7. DOI: 10.1097/01.ju.0000158040.33531.e7. PMID: 15879785. PMCID: PMC1855287.

10. Baillargeon J., Kuo Y.F., Fang X. et al. Long-term exposure to testosterone therapy and the risk of high grade prostate cancer. J Urol 2015;194(6):1612–6. DOI: 10.1016/j.juro.2015.05.099. PMID: 26066403.

11. Boyle P., Koechlin A., Bota M. et al. Endogenous and exogenous testosterone and the risk of prostate cancer and increased prostate-specific antigen (PSA) level: a meta-analysis. BJU Int 2016;118(5):731–41. DOI: 10.1111/bju.13417. PMID: 26779889.

12. Khera M. Androgens and erectile function: a case for early androgen use in postprostatectomy hypogonadal men. J Sex Med 2009;6(3):234–8. DOI: 10.1111/j.1743-6109.2008.01159.x. PMID: 19207279.

13. Cui Y., Zong H., Yan H. et al. The effect of testosterone replacement therapy on prostate cancer: a systematic review and meta-analysis. Prostate Cancer Prostatic Dis 2014;17(2):132–43. DOI: 10.1038/pcan.2013.60. PMID: 24445948.

14. Kang D.Y., Li H.J. The effect of testosterone replacement therapy on prostatespecific antigen (PSA) levels in men being treated for hypogonadism: a systematic review and meta-analysis. Medicine (Baltimore) 2015;94(3):e410. DOI: 10.1097/MD.0000000000000410. PMID: 25621688. PMCID: PMC4602637.


Для цитирования:


Назаров Т.Х., Рычков И.В. ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ АНДРОГЕННАЯ ТЕРАПИЯ ПОСЛЕ РАДИКАЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ. Андрология и генитальная хирургия. 2018;19(1):46-50. https://doi.org/10.17650/2070-9781-2018-19-1-46-50

For citation:


Nazarov T.K., Rychkov I.V. SUBSTITUTION ANDROGEN THERAPY AFTER RADICAL TREATMENT OF PROSTATE CANCER. Andrology and Genital Surgery. 2018;19(1):46-50. (In Russ.) https://doi.org/10.17650/2070-9781-2018-19-1-46-50

Просмотров: 100


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2070-9781 (Print)
ISSN 2412-8902 (Online)